cliotada Golden Entry

Category:

Тайна маяка Эйлин Мор


Маленький, затерянный посреди холодных вод северной Атлантики, шотландский островок Эйлин Мор так и остался бы неизвестным для большинства людей, если бы не таинственная история, произошедшая здесь в самом начале ХХ века. 

Эйлин Мор входит в группу островов Фланнан, которые в свою очередь представляют собой часть Внешних Гибрид. Этот неприветливый и непривлекательный архипелаг у северо-западного побережья Шотландии может похвастаться лишь вечно отвратительной погодой, частыми штормами и острыми рифами у своих берегов. 

Еще с незапамятных времен об этих местах ходила дурная слава. Первые обитатели Британских островов верили, что среди голых, почти неприступных скал обитают эльфийские духи, которые весьма агрессивно относятся к любому вторжению в свои владения. Стоит заметить, что нарушать покой эльфов никто из людей особенно и не стремился. Желающих поселиться в столь непривлекательном месте почти не находилось. 

Говорили, что одно время здесь обитал святой Фланнан со своей небольшой общиной. Но христиане пробыли на острове совсем недолго, и предпочли быстро убраться из этих негостеприимных мест. Позже члены общины рассказывали, что на островах их преследовали огромные страшные птицы, маленькие злобные человечки и прочая мифологическая нечисть. 

С тех пор люди еще более утвердились в правоте преданий и начали еще старательнее избегать этих мест. 

Однако вблизи архипелага всегда пролегало множество торговых и рыбацких путей. С каждым годом кораблей становилось все больше, и эльфы, видимо, начали мстить. Чем больше судов появлялось у Внешних Гибрид, тем больше их разбивалось о местные скалы. К концу XIX века, когда количество кораблекрушений в водах этого района стало катастрофическим, люди решили вмешаться. 

В 1899 году на острове Эйлин Мор - самом большом из островов Фланнан, зажегся огонь маяка. Луч светил с высоты 22,6 метра, и его можно было заметить с расстояния в 30 км. Но и здесь не обошлось без жертв. Во время строительства маяка погибло 5 человек, один из них сорвался с лесов, а четверо других перевернулись на лодке и утонули.

Обслуживала маяк группа смотрителей, состоящая всего из четырех человек. Все они некогда были моряками, а потому привыкли и к буйству стихии, и к долгому существованию вдали от дома. Работали они вахтовым методом. Каждый смотритель нес вахту шесть недель подряд, а потом на две недели отправлялся домой. Таким образом, на маяке постоянно дежурили три человека.  Четвертый, возвращаясь из отпуска, сменял одного из товарищей, а заодно привозил с большой земли все необходимые продукты, газеты и прочие товары. Рейсы на Эйлин Мор постоянно совершало одно и то же судно под названием «Гесперус».

В общем, почти год со времени открытия, жизнь на маяке текла спокойно и размеренно. Смотрители вполне ладили друг с другом и довольно легко переносили свое заточение на острове. Как говориться, ничто не предвещало беды… 

Погасший огонь

15 декабря 1900 года капитан парохода «Арктур», проходящего мимо Эйлин Мор, сообщил в Шотландскую береговую охрану, что не увидел огня маяка. Это сообщение весьма встревожило местные службы. На острове в тот момент дежурили Томас Маршалл, Дональд Макартур и Джеймс Дукат. Все они считались опытными и дисциплинированными смотрителями, и заподозрить их в недобросовестном отношении к делу было невозможно. Люди на берегу терялись в догадках, что же могло произойти, и готовились к худшему. К тому же ситуацию осложнял не на шутку разбушевавшийся шторм, из-за которого «Гесперус» не мог выйти в море в течение полутора недель.

Что увидели на маяке

Только 26 декабря погода немного наладилась, и находившийся в отпуске четвертый смотритель Джозеф Мур, немедленно отправился выяснять, что же произошло с его товарищами.

Смотритель и члены команды «Гесперуса» еще больше уверились в своих недобрых предчувствиях. Остров выглядел совершенно безжизненным. Огни маяка так и не горели, а на флагштоке не развивался привычный флаг. Подходя к причалу, корабль дал приветственный гудок, но встречать его так никто и не вышел. 

Сойдя на берег, Мор первым делом бросился к зданию маяка. Снаружи ничего подозрительного не оказалось, а дверь башни была плотно закрыта. Внутри обнаружился полный порядок, аккуратно заправленные кровати, помытая посуда, а также почищенные и полностью готовые к работе лампы маяка. Единственной подозрительной деталью стал перевернутый стул, как будто кто-то в спешке выскочил из-за стола. 

При более детальном осмотре помещения выяснилось, что в гардеробе не хватает двух курток и двух пар резиновых сапог. Обычно в этой одежде смотрители делали обход территории, поэтому Мур с товарищами решили внимательно осмотреть весь остров.

На улице они обнаружили, что восточный причал, который использовался крайне редко, сильно пострадал от шторма. Установленный на нем кран беспомощно свисал на тросах, а запасные канаты, которые всегда хранились плотно скатанными в тяжелые бухты, были в беспорядке заброшены в расселину скалы, на 30 метров выше причала. Трудно представить себе высоту и силу волны, которая могла бы такое сделать. За всю историю наблюдений, никто и никогда не видел в этих местах ничего подобного. Шторм, бушевавший здесь в последние дни, хоть и был силен, но не мог породить столь гигантские волны.

Сразу пришедшая всем на ум гипотеза, что смотрителей могло просто смыть с причала во время шторма, вызывала определенные сомнения. Во-первых, все трое в прошлом были опытными морскими волками, прекрасно знали, что такое штормовая волна и всегда соблюдали правила безопасности. А во-вторых, смотрителям просто незачем было покидать здание маяка в плохую погоду. Обход крошечного островка не считался обязательным, а потому совершался всегда в удобное и благоприятное для этого время. 

Даже если какое-то немыслимое обстоятельство заставило смотрителей выйти на улицу в ненастье, они бы не делали это все вместе и взяли бы с собой специальные штормовые плащи. Но все плащи оказались на месте, и пропали только две легкие куртки.

После безрезультатного обследования всего острова, Мур решил тщательно изучить вахтенный журнал. Тогда казалось, что записи смогут пролить свет на произошедшее, но и эти надежды не оправдались. 

Оказалось, что заметки в журнале обрываются 15 декабря, а их содержание повергло спасательную команду в изумление.

Последние дни журнал вел только один из смотрителей – Томас Маршалл. Из его немногословных сообщений стало понятно, что на маяке творилось что-то неладное:

«12 декабря — шторм, ветер северо-западный, море неистовствует. Никто никогда такого шторма здесь еще не видел. Громадные волны бьются о стены маяка. Джеймс очень возбужден».

Это было странно. Капитан «Геспериуса» вспомнил, что 12 декабря его судно находилось всего в 30 милях от Эйлин Мор, и весь день стояла прекрасная погода, без малейших намеков на ухудшение. Трудно было представить, что где-то рядом бушевала невиданная стихия. Даже в суровых водах Северной Атлантики погода не может быть настолько разной в пределах небольшой области.

Еще большее удивление вызвала следующая запись, датированная ночью того же дня:

«Шторм только крепчает. Ветер того же направления. Из-за шторма мы заперты, не можем выйти наружу. Прошел корабль, подавая туманный сигнал. Джеймс пока спокоен, но Макартур плачет». 

Обычно в вахтенном журнале оставляют только официальные сообщения, поэтому Мур крайне удивился, обнаружив здесь сведения о настроении команды. Такого раньше никогда не случалось. Да и слез Макартура никто никогда до этого не видел. Что же могло так расстроить старого морского волка? Была в этом сообщении и еще одна ценная информация. Маршалл писал, что из-за шторма они заперты внутри башни, как же тогда можно объяснить исчезновение двух курток и сапог?

«13 декабря. Шторм продолжался всю ночь. Ветер изменил направление на юго-восточное. Дукат спокоен, Макартур молится».

Поведение Макартура казалось Муру все более странным. Ранее он не замечал за своим другом излишней набожности, тем более, никогда не заставал его за молитвой. Что же творилось на острове в тот момент? 

Далее следовало короткое сообщение, датированное чуть позже:

«Полдень. Серый день. Мы все трое молимся».Целый день 14 декабря был пропущен. 

Последняя запись в журнале гласила:

«15 декабря, 13 часов, шторм стих, море спокойно. Бог сжалился над нами!»

И все. Казалось бы, стихия миновала, и жизнь смотрителей должна была вернуться в привычное русло. Но что же тогда с ними случилось дальше?

Была и еще одна странная деталь. Погодные условия на острове регистрировались не только в журнале. Ежедневно их записывали на большой грифельной доске, но данные с 12 по 15 декабря на них были стерты. Таким образом, изучение вахтенных сообщений не только не помогло разобраться, что же произошло, а сделало события еще более таинственными.Куда пропали трое здоровых, сильных мужчин, так и осталось тайной.

Официальная версия

Потрясенный Мур остался на острове в одиночестве нести вахту. Тем временем «Гесперус» вернулся в порт, где капитан во всех подробностях сообщил властям о странном происшествии. 

Спустя пару дней на остров прибыли следователи. Но они также не смогли понять, что случилось.В ходе официального расследования открылась еще пара любопытных, но необъяснимых деталей. 

Жена Джеймса дуката вспоминала, что перед последней вахтой он был сам не свой, говорил о дурном предчувствии, как перед большой бедой. Вторым необъяснимым фактом стало то, что все часы, которые были на маяке, при исправности механизма и полном заводе стояли, показывая одно и то же время – полночь.

Однако все эти обстоятельства не были приняты во внимание. Заключение следственной комиссии, написанное руководителем Администрации маяков Шотландии Робертом Мюрхэдом, гласило:

«На основании тех свидетельств, которые были у меня в распоряжении, я могу заключить следующее: мужчины были на службе до обеда 15 декабря 1900. Ввиду надвигающейся бури, они отправились на берег, для того чтобы получше закрепить ящик, в котором находились швартовочные снасти. Когда смотрители достигли берега, шторм резко усилился и, вероятнее всего, внезапная волна накрыла смотрителей полностью и смыла их в море».

Понятно, что такая версия смогла удовлетворить немногих. Тем более что вина в этом случае полностью возлагалась на смотрителей. По инструкции они не имели права отправляться на берег втроем. Стоит ли говорить, что семьи погибших «нарушителей» остались без малейшей денежной компенсации. Официальные власти были удовлетворены исходом дела, но общественность не поверила.

Сразу же после окончания расследования в газетах начали появляться самые разнообразные частные версии произошедшего. Согласно одной из самых распространенных, в трагедии была виновата страшная буря. Психика кого-то из смотрителей не выдержала, он потерял рассудок, убил своих товарищей, выбросил их тела в море, а потом и сам последовал за ними в пучину. Причем, некоторые сторонники этой версии склонялись к тому, что и сам страшный шторм мог быть лишь плодом больного воображения.

Встречались и более экстравагантные версии, авторы которых говорили о морских разбойниках или иностранных шпионах, а то и вовсе, о гигантской морской змее или же птице. 

Конец истории

Не смог согласиться с официальными выводами комиссии и Джозеф Мур. Он никогда не верил ни в большую волну, ни в помешательство одного из товарищей. Старый моряк в полном одиночестве продолжил присматривать за маяком и решил провести свое собственное расследование. Времени на размышления у него было предостаточно, так как желающих стать смотрителями больше не нашлось.

Мур вернулся на большую землю только спустя десять лет, когда на маяк был назначен новый смотритель. О том, что происходило с ним на острове все эти годы, Джозеф предпочитал не распространяться. Кое-что удалось разузнать лишь паре его самых близких друзей.

В своих скупых рассказах Мур говорил о постоянной гнетущей атмосфере и неприятном ощущении чьего-то незримого присутствия. Когда погода портилась, ему слышались далекие крики о помощи, а в самые сильные штормы - казалось, что какой-то голос настойчиво зовет его по имени. 

Однажды смотритель даже выскочил из башни, так как отчетливо услышал голоса своих пропавших товарищей. Он кричал в ответ и звал их по именам, и как будто даже слышал далекий отклик. Было ли это игрой воспаленного воображения или же встречей с призраками – сказать никто не может. 

Капитан судна, навсегда увозившего Мура с Эйлин Мор, вспоминал потом об одной интересной вещи. Когда старый смотритель уже стоял на причале, он в последний раз позвал по именам своих товарищей. И в этот самый момент с башни маяка взлетели три большие черные птицы… 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded